Новости

Сожитель гомельчанки, малыши которой утонули в ванне: "Я любил их, как родных. За что она так с детьми?"

10 Апреля 2015 TUT.BY 859 0 Люди

Шокирующую новость об утоплении в ванне двух маленьких детей обсуждают сегодня не только в Гомеле, где произошла эта жуткая трагедия, но и во всей стране.

25-летняя мать погибших мальчика и девочки находится в СИЗО: она подозревается в убийстве. Корреспонденту TUT.BY удалось поговорить с Олегом, который жил с этой женщиной и, по его словам, любил погибших Савелия и Ангелину, как родных.

Напомним: утром 8 апреля в милицию обратилась 25-летняя гомельчанка, которая сообщила о гибели своих детей. Прибывшие на место правоохранители обнаружили в квартире тела малышей. По предварительному заключению экспертов, оба захлебнулись водой. СК возбудил уголовное дело по факту убийства мальчика, обстоятельства гибели второго ребенка, годовалой девочки, устанавливаются. Действия матери детей квалифицированы по статье УК "Убийство заведомо малолетнего", которая предусматривает наказание до 25 лет лишения свободы. Расследование уголовного дела взято на личный контроль председателем Следственного комитета.

Вот что удалось узнать из неофициальных источников. По непроверенным данным, 25-летняя Оксана (так зовут подозреваемую) жила одна с двумя детьми. Люди, которые знают ее, говорят, что отца Савелия, которому было 2,5 года, она даже не помнит: видела его один раз в жизни в машине. Еще рассказывают, что Оксану больше интересовала личная жизнь, а не дети. По слухам, когда ее 11-месячный ребенок находился один во взрослой ванне, женщина в этот момент "сидела" на сайте знакомств. А еще говорят, что когда она давала показания следователям, которые приехали к ней в квартиру после случившегося, была совершенно спокойна.

Опять же из неофициальных источников: трагедия эта произошла поздним вечером 7 апреля. Говорят, что Оксана одела мертвых детей, положила их на диван. Они так и пролежали всю ночь. А на следующий день утром женщина позвонила в милицию.

Сегодня, 9 апреля, мы отправились в 104-й микрорайон, к девятиэтажке, где в социальной однокомнатной квартире жила со своими двумя детьми Оксана.

Возле дома – никого. Только в беседке напротив сидел парень, одетый во все черное, в руках держал две гвоздики. Познакомились. Оказалось, что Олег (так он представился) время от времени жил с Оксаной и, по его словам, любил ее детей, как своих.

Во время рассказа Олега начинало трясти, он, не стесняясь, вытирал слезы. Говорит, в церковь ходил сегодня с самого утра - с тех пор, как узнал о произошедшем, не может ни спать, ни есть.

- Савелию было 2,5 годика, а Ангелине 28 апреля должен был годик исполниться. Мне вчера моя мама позвонила и сказала, что ей звонили следователи, мол, Оксана утопила детей, - рассказал он. - Я не поверил сначала. Подумал, розыгрыш какой-то неудачный или шутка плохая. Я сразу позвонил Оксане на мобильный. Ответил следователь, сказал, что дети мертвы и что мне придется их из морга забирать.

Со слов собеседника, у Оксаны нет близких родственников. Только приемная семья, в которой она росла после детдома, но отношения с которой не поддерживала.

Последний раз он видел Оксану 7 апреля, в тот самый день, когда произошла трагедия.

- Она приходила с детьми ко мне на работу. Оформляла бумаги на детские пособия и зашла по пути. Говорила, что социальная служба намерена забрать у нее детей. На прощание сказала, что поедет к адвокату, чтобы узнать, как быть в этой ситуации. Я спросил: "Может, мне остаться на ночь, побыть с тобой, пока все разрешится?" Но она ответила: "Не надо, я, возможно, сама тебе позвоню завтра утром, хотя я не знаю, где завтра буду". Я не придал значения тогда этим словам. Теперь мне кажется, что она уже тогда что-то задумала.

Олег на некоторое время замолчал.

- Она боялась, что у нее отнимут детей, и я постоянно ей говорил, что она не одна, я ведь ей помогаю. Советовал, чтобы она давала социальным работникам, которые будут к ней приходить, мой телефон, что я сам с ними буду решать эти вопросы. Говорил ей: "Ты только расти детей" - и все, больше мне ничего от нее не надо было, - продолжил он.

Со слов Олега, Оксана не пила и не курила, но была крайне неряшлива – в квартире всегда было не убрано, грязно. Говорит, когда жил с ней, постоянно ругался из-за этого, хотел, чтобы она за домом следила и за детьми.

Кто отец Савелия, Олег не знал раньше. И даже не выяснял – принял малыша как своего.

- С Оксаной мы познакомились по интернету. Она тогда работала на фабрике "8 Марта", жила в общежитии от предприятия. Там мы с ней и встретились. Это было в 2012 году. Она невысокого роста, худенькая, беззащитная. Мне казалось, что ей нужна поддержка. Детей тогда у нее не было. Но на момент нашего знакомства Оксана уже была беременна Савелием. Я тогда сразу решил - буду растить его как своего сына, - вспоминает Олег. - Когда подошло время к родам, ей дали социальную квартиру. До этого я занимался квартирным вопросом, чтобы ускорить этот процесс: ходил на прием к начальнику жилищно-коммунального хозяйства, и Оксану очень быстро заселили в новый дом. Спустя пару недель родился Савелий, и я переехал жить к ним.

Савелий родился при тяжелых обстоятельствах. Олег рассказал, что Оксане стало плохо по дороге в больницу. Она не могла идти, и он донес ее на руках. Врач потом сказал, что если бы они замешкались, ребенок родился бы мертвым.

Спустя некоторое время мужчина и женщина расстались. Олег не скрывает причину - быт был до такой степени не налажен, что он просто устал. Жили врозь больше полугода. Потом Оксана позвонила ему и попросила денег на аборт.

- Она сказала, что у нее уже два месяца беременности. И снова я не стал спрашивать, кто отец ребенка. Дал ей деньги на аборт, и потом всю ночь не спал, мучился. Утром уговорил ее, чтобы аборт не делала, чтобы ребенка на меня записала - якобы я его отец. Так она родила Ангелину.

Олег говорит, что самый светлый момент в их совместной жизни – это рождение дочери. Он тогда забирал их из роддома, радовался.

- Когда Оксана лежала на сохранении, я смотрел за Савелием. Савка у меня всегда был одет, накормлен, в квартире я убирал - все было чисто. Потом мы снова с Оксаной пробовали жить вместе, и опять не сложилось - она по-прежнему не хотела заниматься домом.

В этот раз, когда Олег уходил, договорились, что он будет помогать во всем и навещать детей. Он так и делал: говорит, когда ей надо было в поликлинику с одним ребенком, приезжал, чтобы побыть со вторым. Часто звонил, интересовался, как дети.

- Я работаю в фирме по ремонту телефонов. Всегда помогал Оксане материально. Она детское пособие получала, в конце месяца я звонил ей, спрашивал, есть ли деньги. Всегда привозил тысяч по 500, чтобы она могла продержаться до следующего пособия, - рассказал Олег. - Когда она была беременна Ангелиной, я приехал к ней. В квартире был только диван, который я оставил, когда уходил. После рождения дочери я взял в банках кредиты на приобретение мебели. Оксана у меня спросила тогда: "Олег, ты мебель мне покупаешь?" Я ей ответил: "Нет, Оксана, я не тебе покупаю, а детям, чтобы они пользовались и чтобы им хорошо было". Я и балкон ей в квартире обшивал и полы поднимал, чтобы детям тепло было.

- Савка всегда меня папой звал. У него слов других не было, он только говорил "папа" и все, - Олег снова замолкает надолго, сжимая в руках тонкие стебельки гвоздик. - Мне сказали, якобы она первого ребенка положила в ванну, включила воду и пошла за компьютер. И я догадываюсь, что это была Ангелина, потому что я всегда купал Савелия, когда Оксана лежала на сохранении, и знаю, что он никогда не садился, пока вода набиралась в ванну - стоял на ножках, держась за края. Когда ванна наполнялась, он играл и барахтался с удовольствием. Савка очень сильно любил воду. Ангелина, она же маленькая, просто могла опрокинуться на животик и захлебнуться, когда ее одну оставили...

Олег рассказал, что было дальше, просил только не спрашивать, откуда ему это известно:

- Когда Оксана увидела, что произошло, взяла второго ребенка, отнесла его в ванну и утопила сама. Пока не знаю, кого из детей конкретно, но думаю, что Ангелинка сама захлебнулась, а Савелия мать утопила. Мне рассказали, не знаю, насколько это правда, что когда следственная группа приехала, дети одетые лежали на кровати. Разве нормальный человек может сделать такое? Говорят, Оксана не плакала, наоборот, улыбалась даже.

Олег собирается посещать все суды, и если наказание будет мягким, писать прошения на самый высокий уровень, вплоть до президента, чтобы к Оксане применили высшую меру наказания.

- Хотя женщин, насколько мне известно, не расстреливают, - говорит он. - Слышал, что по статье, по которой она обвиняется, ей грозит 15-25 лет. Если на такой срок, то я просто не доживу до того момента, когда она выйдет и я смогу посмотреть ей в глаза и спросить: "За что?". Хочу, чтобы она получила то же самое, что сделала с детьми. И если не смертную казнь, то хотя бы пожизненное заключение. Я не понимаю, как она дальше будет с этим жить – просто не понимаю. Когда она увидела ребенка мертвым, можно было расценивать это как несчастный случай, зачем надо было второго убивать?

Олег терзает себя за то, что купил ноутбук, за которым сидела Оксана, когда ее ребенок захлебнулся водой в ванне.

- Я для Савки ноутбук покупал, чтобы ему мультики можно было показывать хорошие, чтобы он развивался. Теперь думаю, напрасно я это сделал: она бросила детей и сама - в компьютер. Если ребенок захлебнулся нечаянно, я это еще могу понять. Я ведь всегда просил ее, если что-то произойдет, звони мне, я к тебе в любое время суток приеду. Но она мне так и не позвонила.

Сегодня целый день Олег занят: ездил к следователю, чтобы получить копии свидетельств о рождении детей и разрешение на то, чтобы забрать их из морга. Потом - в морг за заключением о смерти. Потом - в загс, чтобы получить свидетельство о смерти. Еще надо получить помощь на погребение детей. Говорит, что все это немного отвлекает от дурных мыслей. Но знает, что от них все равно не уйдешь.

- Мне будет очень недоставать детей, - сказал Олег на прощание. - Хочу увидеть Оксану и задать ей только один вопрос: "За что она так с ними?"

Рекомендуем

Loading...
Информационная поддержка
Google+